Городская мистика. Рассказ. 24.03.12:06

Это было настоящее место паломничеств, место силы. На дверях снаружи висел девиз неизвестного авторства.

«Ищи там, где никто никогда не искал
Делай то, что никто никогда не делал
Выбирай, что никто никогда…»

Далее по коридору, стену украшало следующее наставляющее изречение.

«Творчество никогда не должно становиться профессией, как основной, рутинной по своей сути, деятельностью. Ему подобает оставаться обжигающей и мучительно притягательной тайной страстью души. Которая вынашивается в сердце, в концепциях и образах, то и дело, норовя вырваться. Но всеми силами сдерживаемая, разгорается еще более, и тогда , достигнув возможного предела напряжения, выплескивается из самой души, как отчаянный вздох, в головокружительных акциях проявлений: кратких, весомо лаконичных и жизненно ярких, как звезда, как рождение планет…»
Внизу его было каллиграфически приписано, что это вольный перевод господина хозяина выдержки из трактата по основам дзэнской живописи «Павлин распускает хвост»

Готово и подано

Вокруг царила роскошь азиатского ханства, царства, восточного и северного полукочевого, в причудливом эклектизме и неожиданной гармонии Крайнего Севера, Тибета, Внутренней Монголии. И самой кинематографической, как абсолютное клише, китайской роскоши красного шелкового с золотом, гравюрами и иероглификой, восьмигранными зеркалами, бумажными фонариками.

Хозяин, на виду у посетителей, разводил из заготовки, добавляя ингредиенты, заказанную цампу. – Солоноватый жирный напиток из ячьего молока, ячменной муки и зеленого чая, щедро приправленный какими-то непонятными тибетско-тувинскими травками и прочей заполярной растительностью, на вроде грибов и мхов. Из числа последних не то что европейцу, а даже исконному восточному сибиряку, угадать можно было разве только пару-тройку.

Видимо, чтобы точно сохранить секрет состава, он так щедро и приправлял их молочной жирной смесью с жареным на топленом масле, ячменным толокном. Напиток получался чем-то схожим по вкусу с латте, но невероятно мощным и согревающим, как русская печь. Вместе с тем, по действию, мягким и не расшатывающим психику, как скажем, алкоголь или кофе. К нему, как и к любому заказу, полагалось печенье с предсказанием, сакральная раскраска и наставляющая беседа с хозяином.

Енотов заказал его, как обычно…

В какой-то момент он потерял всякую логику последовательности событий. Оставляя мысли и память момента, он осознал, что лишь передвигается еще по мосту по направлению к заведению, где собирается выпить цампы. И, видимо, замечтался, отчетливо и детально представляя запахи, ощущения, обстановку….

Казалось, вот: Он сидит напротив почти домашней кухни зала с плитой в центре, наблюдая вдыханием ароматов, как готовится его персональная порция напитка. Сначала заливается густой и сливочный ингредиент основы, который 3 дня варили бурятские или тувинские женщины, помешивая с мантрами Будде, доливая топленого масла и молока.

Изысканней миндаля, ячменно-сливочный запах его захватил дыхание. Добавляется высокогорный, особо деликатный, улун. Умеренно-золотистый, как и положено стоящему по ферментации между черным и зеленым чаем, но светлее.

Древесный, бледный и белый, как у сухой чистой щепки, его аромат с вкраплениями смол и зеленого сока, — вот истинное благородство, небесно-озоновое превосходство, как у всего собранного на холодных вершинах, перед равнинным. — Да. Все, как он любит.

Подошла очередь порции трав и других растительных компонентов, растираемых в порошок в ступке, тем загадочных вдвойне. – Атмосфера поднимет микропылью и передает образ сырого трухлявого пня, который впитали грибы, они выдают себя протеиновым запахом почти настоящей живой плоти полярного гомункулуса. Сагандайля – трава ночных бдений, вечная добрая спутница его дедлайнов, ударяет в голову тонизирующим, почти чайным маслянистым откровением «белого крыла», отсекающего человеческую слабость и приподнимающего над ней. — Полет дроном ночи и дни без устали. Но большую часть того, что в ступке сейчас он знает только на вкус и запах напитка. Может выделить каждую индивидуально, но не в этом мире, — в природе он не встречал их никогда, хотя перенюхал сотни лотков местных, тибетских и китайских трав, пряностей, чаев.

Готово и подано. Он слышит жар в своей крови, в своем теле, от вздоха, от горячего глотка этого бесконечно эфирного эликсира на топленом масле. Доброе тепло, оно тысячей солнц горит в каждом атоме, клетке. Питающее саму душу, ячье молоко — как умиротворяющий ласковый и величественный покой любви и вечности. Травы проникают и трогают блаженные нервные окончания и внушают пептидным связям Бог весть что, меняют своенравно внутреннюю химию его тела, его восприятие жизни, саму реальность…

Параллельный выход

Тимур Енотов уныло влачился в сторону линейки кафе, ресторанов и закусочных на Театральной площади.

— Еник, Еник, — услышал он за спиной то ли прозвище – характерное сокращение своей фамилии, то ли имя реки Енисей, по мосту которой он шел, — для красноярцев все равны, и люди, и звери, и геообъекты, — всё они имеют обыкновение приводить к особо краткой, выверено отчетливой лаконичной форме.

Еник обернулся, но никого, обращавшегося к нему, на полотне моста не разглядел. – Показалась.- Пожал он плечами. Или знамение. Хотя какое знамение и кто станет давать автору женской колонки городского развлекательного глянцевого журнала о жизни города?! Вот сейчас он напишет женские стихи Красноярки «о весне», поставит их вместе с вирусным рекламным материалом и обзором городских мероприятий, — все готово. Какая мистика? И тут, словно отзываясь на его скептицизм, мир подал второй знак. На телефоне высветился странный номер, федерального или какого-то еще формата. Он не успел сообразить, подумав, что это руководство.

— Е’нотов, пора сдавать колонку! — С сильным ударением на первую букву, будто волевым решением принципиально не желая признавать ее животную синонимику, но возводя смысл к библейскому имени «Е’нох», позвал начальственный и заботливо глубокий мужской баритон.

— Слушаю внимательно, кто это?

— Ты не вернулся разве? – Недоуменно переспросил тот, казалось, от удивления даже не расслышав вопроса. Неловко хмыкнул и прервал беседу.

— Бред какой-то…. – думал Енотов, глядя на экран с выходными данными контакта, которые не говорили ему ни – че-го. Но сам подход… в нем было бесконечно близкое его менталитету. Сколько раз он мечтал оказаться не енотовым а каким-нибудь другим, благородным, измененным латинским звучанием. Но все равно, даже это не давало намека на личность звонившего.

Тут же, вместо ответа, в телефоне внезапно включилось радио странной частоты вещания, без лишних пояснений, бодро провозгласившее:

Спецвыпуск «юного натуралиста бодхисаттвы» «ДАЙ ИМЯ В ДХАРМЕ!»

Величайший тибетский буддийский духовный учитель Цонкапа отмечал, что старающиеся нести благо другим живым существам, как естественный побочный результат собственных искренних благочестивых действий, получают счастливую судьбу, высшую защиту, духовное блаженство и процветание, а их цели осуществляются сами собой, как побочный результат. Очень благоприятно для обретения здоровья, долголетия, богатства и процветания, избавления от неприятностей и напастей, выкупать и отпускать на волю томящихся живых существ, а также поддерживать существование, подкармливая животных (рыб, птиц, насекомых, зверей) устраивая благоприятные условия обитания.
Разговор сегодня пойдет о выборе имени для живого существа, приносящего ему благо. Вы завели домашнего питомца. Очень хорошо дать ему дхармическое имя. Простые имена ничего не значат, поэтому не несут пользы. А дхармическое поможет уже при этой жизни встать на Путь Пробуждения. Имя “Бодхичитта” или “Пустота” на истинно родном, тибетском или санскритском языке закладывает в уме животного колоссально благоприятный отпечаток.

Кот или попугай по имени “Ом мани падме хум” слыша собственное имя – высшую мантру, укрепляет и взращивает в уме пути к пробуждению. Такое имя привлечет, в итоге перерождений кота, осознание и понимание всех 84 000 учений Будды, поскольку зерно всех учений содержится в одной этой великой мантре «Ом мани падме хум». Это невероятно, но каждое повторение имени приближает вашего кота к духовному освобождению!

Этим легким способом мы приносим великое благо, пользу домашнему любимцу. Поэтому подобные возможности совершения благоприятных поступков нельзя упускать! Ни одного шанса принести пользу или оказать помощь чувствующим существам не должно быть упущено настоящим буддистом! Мы должны вести себя таким образом, чтобы в целях блага других существ, скорейшим путем освободить их от самсары, чья суть – страдание.

Пускай не всем нам по силам совершить ради своего питомца большее, нечто поистине значительное, как возведение ступы ради его блага, приношение пожертвований на храм от его имени. Но такой совсем простой поступок доступен любому. Помимо назначения достойного дхармического имени, обходите со своим домашним любимцем вокруг священных объектов, произносите для него молитвы из ламрима, которые вобрали в свое содержание весь духовный путь. Читайте для его слуха, как возможно часто, сутры, произносите и пойте ему сильные мантры.

Подумайте только, какое огромное число духовных практик вы можете выполнять рядом с питомцем! Сколько способны совершить для него, скольким помочь. – Это все ваша ответственность. Однако если все перечисленное представляется недостижимо сложным, сделайте хотя бы самое простое благодеяние – дайте любимому животному имя в Дхарме. Оно принесет великую пользу… /Лама Сопа Ринпоче/

Замечательна история с обратной связью, когда животные помогают нам. Ведические источники описывают материнскую любовь коровы к человеку. Исцелять душу, тело и разум — свойство ее молока. Сам уход за коровой делает нас лучше. И давать ей имя подобающее, священное было принято издревле, в том числе, на Руси. Имя «Бурена», распространенное до сих пор, санскритское.

Преподобный Серафим Саровский, согласно некоторым источникам, говорил: «Птицы небесные – надежные предстатели пред Господом. Во многих случаях, когда надо вымолить грешную душу, старцы благословляют кормить голубей». Благодатное дело – кормить птиц! Пернатые вымаливают у Бога души умерших: когда клюют хлеб или зерно – отбивают поклоны за усопших, происходит очищение от грехов рода (человека, кормящего птиц).

— Давать благоприятные имена! Имя в дхарме?! Ну, так это, верно, подсказка составить благоприятные благословляющие аффирмации и предсказания, пожелания добра. Опишу такой стартап в журнальной колонке «бизнес для дам». Еще добавлю, что доход увеличивает благотворительное кормление девяти голодных ртов, где-то давно прочел. Надо только перепроверить всю информацию, — и в номер. Радио, словно поддержало мысль…

— А теперь в выпуске от духовно – креативного агентства «Кармапа Ченно» гадательные наборы для печенья с предсказаниями, специальное предложение предприятиям общепита и организаторам торжеств. Свадебные цитатники изречений, оформленные на столовых салфетках. Рулонная бумага с эскизами мистических раскрасок для взрослых. – Все для вашей праздничной магии и интеллектуального развлечения гостей.

— О, то, что надо, — подумал Енотов и сделал набросок для колонки. Наборы предсказаний для общепита, салфетки с цитатами! Но следует подвести к этому содержательную базу. Где есть такой канал?! Он озадаченно повертел в руках телефон, но тот не выдавал новых частот или какого-либо ответа. Вместо этого, он наткнулся на киоск у Дома Быта с прессой, в окне отчетливо можно было рассмотреть анонс статьи на обложке издания «7 поводов …». Он взял экземпляр и начал судорожно перелистывать издание, пока не наткнулся на:

«Мы уже рассказывали на наших страницах о магии письма, почему делают важные заметки, пишут мантры и желания именно от руки. Теперь на минуточку перенесемся мыслями в арсенал современных психотехник, потому что настала очередь усилить этот мощный эффект методом Карла Юнга.

Лайфхак с раскрасками – просто находка! Уже сейчас можно встретить модные хипстерские кафе, где посетителям подсовывают цветные карандаши и замысловатые психоделичные ячеистые рисунки – книжки-раскраски для взрослых. Считается, что это тест (в конце прилагается расшифровка результатов, согласно психологическому типу). На самом деле – это хитрый трюк! причиной всему — психологическая разгрузка и эйфорическое состояние, в которое медитативно впадает мозг при данном виде занятия и отдыха. В результате клиент уходит счастливым!

Раскрашивание — альтернатива медитации, оно избавляет от депрессии, стресса, посттравматического синдрома. Особым образом действует эффект «впадания в детство», активируются ресурсы психики, блаженство и легкость бытия вспыхивают с новой силой. Сам Карл Густав Юнг в целях поднятия эффективности терапии, открытия доступа к подсознанию, просил пациентов заполнять краской ячейки рисунков.

А как действуют карточки с предсказаниями?! Помните все те наши обширные погружения в материалы о действии плацебо на пациентов, о влиянии аффирмации «с каждый днем во всех отношениях мне все лучше и лучше»? То-то же! Это непосредственный и мощный заряд к действию, к развитию наилучшего сценария событий! Поэтому специально разработанные благоприятные карточки с предсказаниями – это также закладывание посыла на удачу, на успешное разнообразие действий, на творческий рост и проявление, на выход из зоны стереотипов и застоя в новый прекрасный мир, лучший стиль жизни!

Он поискал вокруг машинально еще какие-нибудь знаки и подсказки, но больше ничего не обнаружил. Зато увидел, как туман подступает пуховой вологодской шалью, поднимаясь от воды, хотя атмосферных предпосылок для образования не было.

На углу небоскреба, отголоском минувшего праздника, все еще висел странный весенний плакат 10х10м. На нем красовался депутат Красноярского Горсовета с букетом и поздравлением «с 8 марта». Суть посыла была не совсем ясна, неоднозначна, но, в целом, выглядела это не более странно, чем обыкновенно встречаются в городском пространстве. Согласно этому критерию, увиденное не подходило в качестве знака. Вместо поиска «посланий мира» Енотов задал себе философский вопрос.

— Кто я? Почему в 27 я автор женской колонки, и пишу стихи о весне и любви от лица молодой, мистически одаренной, сибирской культовой писательницы и поэтессы, которую сам же и придумал? Нормально ли это? В правильном ли направлении я иду?

Гниловатым сырым субстратом отдавал типично весенний аромат времени пробуждающейся и новой поросли, заряженной светилом. Местами полураскрытые почки и всходы многообещающе мощно выделяли флюиды своего летнего безумства. — Начали одна за другой приходить строки, которые он еле успевал наговаривать на диктофон. Произносимые рифмы, чеканясь мелко монетной россыпью, фишками, как из игрального автомата, звонко падали. И застывали как в янтаре, — вязко, ипоксидно, солнечно….

Как респект осени [03. 2016]

Я – весна,
Я вытаиваю из-под кристального
Снежного наста памяти,
днем прошлым …

Прорастаю его сока подснежниками
Свежими, внезапными, непорочными.
Молчаливыми
Самодостаточностью заточенными,
Защищенно эгоистичными
Лиловыми бесчувственно,
но изысканно – нежно,
аристократично.
А вокруг
Неистовый блоссоминг —
Сезон цветения —
Торжество зеленой поляны,
Вальс Цветов…
Что поделать?! —
Распускаюсь на его ресепшене,
На входе в их клуб оживленных,
ДРАМОЙ
Пурпурных губ
Розой бархатной,
Бледной дамы ликом
С готичной наколки,
Парфюмерным Озоном плазмы,
Одежд и волос
Морока черной топью.
Вязко, ипоксидно, солнечно
Роскошно недосягаемо
Как в янтаре,
Застываю.

***
И крадусь через праздник,
Сквозь разгар вечеринок,
Опен-эйров.
Незаметно,
Тенью,
Хмелем с перил свисая.
И таю окончательно
Фиалкой ночной,
Сумрачной орхидеей
Шлейфом запахов
Абсента, тумана.
Эмбиентом,
Летучей мышью,
Взмахом стрекозьих крыльев
Принцессы эльфов.
И свирепым глухим пантеры рыком,
Не терпящим возражений:
«Не моЁ!»

***
Вновь оживаю.
Восстаю
Эйфории опийными кровавыми маками
Через сны и ритриты,
Пыльцой, махаонами,
Пролетаю
Ветром пылающим Азии,
Степями хакасскими,
Долинами Чуйскими —
Потусторонними далями —
Прорываюсь,
Ожесточенными боями с разумом,
Резервными копиями,
Обрывками памяти,
Хрониками бэкапов,
Не игранными сценариями. —
Resurrection! —
Воскресаю с перезагрузки,
С винчестера,
С молескина писателя.
Прорастаю сумасшедшей дикой
Реликтовой и неведомой
Дурман-Травой
Там, где меня не знают
Где я не знаю себя.
И всё! —
Я – другая весна.
***
На парадном cудьб’ы ,
Как щеглы, горластые,
Пиарят политтехнологи,
Правые и левые, — универсальные, —
С голландским штурвалом эмоций,
Ирландский виски по триста гасят.

Я — Правило Богородицы читаю,
Мимо шествуя,
Свысока кидаю:
-Пропаганда?!
Помилуйте, не соприкасаюсь.
Не в этот раз,
Не употребляю!
Как респект выборной осени,
Ничего ей не оставляю, —
Стираю, как историю в браузере…

Прорвавшееся с какого-то уровня его сознания, стихотворение, по мнению автора, служило вполне утвердительным ответом относительно того, что идет он в направлении правильном, и все происходящее нормально. Более того, странное обстоятельство нравится и доставляет [блаженство]

Блаженство

Между тем, ноги сами принесли его в место, почти над огромной, отделанной гранитом, конструкцией Коммунального моста, построенного в начале прошлого века. Маленькая ресторация в ориентальном стиле с ее удивительным хозяином с тайными знаниями и навыками, — магия перечисленных составляющих, как-то заставляла его безвольный и вечно усталый разум возвращаться к состоянию бурного творческого подъема. Может, не совсем бурного, но вполне продуктивного и приятно-созидательного. Его плывущее сознание едва не уносилось полностью, вместе с течением Енисея, звучащим где-то рядом. Только теперь оно оказалось как-то зафиксировано, а сам Енотов сидел за столиком.

— Блаzееенство! – сказал ему хозяин с утвердительным, подбивающим к выбору, кивком, уводя куда-то за незримый край (видимо, символизирующий переход к этому состоянию) свои азиатские буровато-зеленые, бликующие глаза.

Акцент речи был не совсем понятен, но близок одновременно к японскому и якутскому. -Собирающий слова в устойчивые интонационные группы, заставляющий звуки очищаться от шипящих и предельно отвердевать. Эта характерная черта особенно ярко проявлялась во всегда либо командно-повышенном, либо вопросительном окончании каждой фразы.
Загашенному старик потому иногда даже казался капитаном японского танкера. В основном же в нем читалось что-то отточенное и мистическое, как глубокое познание мира, исцеляющая шаманская алхимия, маневренность сознания проводника по иным мирам и порталам параллельных реальностей. Но в такие моменты он говорил себе «стоп, фантазия зашла слишком далеко» и обещал прекратить «курить» сверхурочные заказы.

Европейцы традиционно склонны приписывать азиатам все положительные качества, которыми сами не обладают. И, надо отметить, редко в чем ошибаются. Этот же и впрямь был волшебным. Он обитал духом где-то несоизмеримо выше владения ресторацией, бизнеса в целом. Но это Восток. Вероятно, — рассуждал сам с собой Енотов, — так у них принято, чтобы семейное дело велось со всеми атрибутами веками и поколениями.

— Подобную я раскрашивал, — капризно сказал Тимур, когда его немного отпустило от нового видения. Тоном это напоминало разговор с дилером, который в прошлый раз продал состав не очень, от чего теперь у молодого человека не самое лучшее настроение.

Он ждал чуда. Хозяин, весьма проницательный, не привыкший разочаровывать, не среагировать на это не мог. Поколения его предков, по всей видимости, закладывали в гены стратегию удержания клиента. Клиент не должен уходить недовольным – это вызов судьбы, если один уйдет, за ним уйдут другие. Так как первый прокладывает дорогу прочим. Стало быть, угодно самому Святому Небу, чтобы тот открыл высшие карты этому искателю приключений.
Написавший колонку полностью за один только приход сюда, Енотов явно испытывал судьбу, возжелав повторного опыта. Непонимание до конца расширения возможностей сознания, благодаря которому, в этом месте люди решали поставленные рабочие или творческие вопросы, личные проблемы, не освобождало его от персональной ответственности за самого себя.

Началось!

— Есть исё одна! – С поклоном загадочно и тихо, нагнетая атмосферу, почти шептал азиат. – Опасная стука, моzес не вернуться назад. Впросем, — тут он сделал взмах рукой, дам тебе талисман для выхода. Он порылся в своем ящике за стойкой у кассы и выбрал какой-то странный ключ. Пошел с ним в офисное помещение, где поставил на распечатку обещанный замысловатый принт загадочного воздействия на подсознание.

Рисуй, — повелительно крикнул он как капитан крейсера, делающий отмашку на отплытие, — когда ты закончис, вселенная сказет «карасо», и тебе будет блазенство. Только эти точки не закрасывай низасто! Худо будит! Ойойой как худо! Совсем нельзя! А это, дерзы, талисман — всего лис канал связи со мной, сят.

— Ааа- чат!

-Делать что мне?

— Мантру читай: Ом мани падме хум!

— А поможет?

— Нет, конесно, глупый, но она успокоит тебя. И ты не будес мне месать выручать.

— Хорошо. – он погрузился в звуки мантры «Ом мани падме хум», потом интуитивно перешел на другие, которые тоже откуда-то знал. Перед его глазами стоял образ той самой картинки, и теперь он отчетливо понимал, что закрашивал синий поток Енисей, подсоединялся к его движению, и тут его сдернуло с той реальности…

Вдруг на глаза попались двое мальчиков, смотрящих с моста вниз. Их разговор, казалось, касался его и происходящего с ним.

— Не смотри на воду долго! — сказал один из них.

— Почему?

— Потому что по мосту гуляют неприкаянные души, их влечет это место. Могут налететь на тебя, столкнуть в пучину. Это клиенты воооон того ресторана, — он показал на заведение азиата рукой.

— Как такое может быть? Они мертвые?

— Не, не мертвые, они в астральном теле или как его, вылетают, потом возвращаются обратно к жизни.

— А зачем?

— Такая магия для богатых и креативных, чтобы лучше думалось, отцепиться от тела ненадолго.

— А зачем им меня убивать?

— Да не убивать, они плохо соображают в этом состоянии, что творят и что с ними происходит в мире духов. Столкнуть могут сдуру, по неосторожности, если дед не уследит за ними.

— Ты откуда знаешь?

— Брат к нему иногда ходит, когда кое-что надо решить. Он, говорит, тут тоже «гулял», река тянет…

— Назад или вперед? – мучительно думал Енотов, и вздрогнул, услышав крик паренька, голос которого неожиданно приблизился. Произошел мягкий удар. Так я точно кого-нибудь сбить могу!

Не успел он отскочить от детей, как наткнулся на тень знакомого копирайтера, также пишущего для «глянца», но совершенно другого уровня, и оттого испытывающего серьезные проблемы с адекватной самооценкой. Фигуру можно было наблюдать как сидящую на гранитном ограждении и явно решающую что-то насущное. Он приблизился, чтобы лучше расслышать монолог.

— Главное в нашей работе – продолжать общаться со смертными, общаться именно так, будто ничего не произошло, и ты по-прежнему считаешь их равными себя, хотя это не так. Права, которые дает тебе слава, известность, признание, — это допинг, после приема, которого ты уже не можешь, не в силах быть одним из прочих, ты лишь играешь в то, что один из них, — это спектакль. Или тот анекдотичный «способ управлять миром, незаметно для санитаров».

— Этот всё! – Констатировал Енотов пространно…. И пошел дальше. — На мосту вечно что-то происходит, еще окликали меня и звонили.

— Это я пытался пробиться, но твоя фантазия мене сильно месала. – Ответил где-то рядом шаман-ресторатор.

— Я, выходит, будто сплю?

— Спис, конесно, сознание совсем спит, только где оно? На мосту? В тело вернуть надо. Стоб как раньше было…

Енотов силился вернуться обратно, в тот момент, когда начинал рисовать….

-Черным квадратики не закрашивать…, — пытался восстановить внутреннюю топографию перемещений он, — значит, там второй поток на раскраске, а где второй поток, после Енисея?…. О, там, где аквариум с арованой и черными скаляриями… и с черными карпами. Мне кажется, я чувствую, как они двигаются….

— Долетался по потоку… а теперь тело в месок, — ругался старик, будто пытаясь кого-то выгнать. Енотов чувствовал, что вокруг разворачивается бурная деятельность.

— Да он просто затормозен! Нисиго не надо делать!

Кто-то вызвал скорую, и его тело пытаются транспортировать, — догадался Тимур. Некоторое безразличие к мешку, которое он еще недавно считал своим любимым и очаровательным физическим воплощением, сменялось смутным желанием все-таки побороться, и вернуть все на свои места.

— Тем более, старика подставляю, это ж верная статья, — думал он грустно. – И материал колонки завтра сдавать как без меня… меня…

Чувствуя, что дед, несмотря на возраст, обладает какой-то невероятной летучей легкостью прыжка и силой мастера кунг-фу, было понятно по ощущениям от энергетических атак и вихрящихся движений электромагнитного поля вокруг. Он явно отбивал пространство от парамедиков, которые в итоге согласились условно поверить, что посетитель пьян, и его «скоро заберут домой свои».

Сейчас отпустит

— Нисиво не говори, — это демоны, — сяс отпустит! – шепнул старик.

Енотов огляделся. Обстановка поменялась резко. Выглядело все так, будто они сидели в отделении полиции. «Начальник» непонятного ранга убеждающе потрясал перед ними прозрачным пакетиком с непонятным порошком предположительно растительного происхождения, вопрошая, громовым голосом.

— Что вот это, я спрашиваю?! Рассказывай всё! Всё мне рассказывай!

Он поворачивался с этим вопросом попеременно к Енотову и, оказавшемуся на поверку, северным шаманом неопределенной принадлежности, затянутому в шкуры и бисерные сбруи этно-мистических украшений, в раскидистом убранстве из рогов северного оленя на голове, хозяину кафе.

— Мы что ли как Карлос Кастанеда и Дон Хуан сейчас? – хотел было спросить Енотов, обернувшись к ударившему в огромный глухой бубен, спутнику. Но с этим ударом видение начало рассеиваться, удаляя, пытавшиеся запугать его, голоса….

Сам он снова сидел там же.- Куда ходят за тайными ритритами, за творческим перерождением и обновлением духа представители культурно-интеллектуальных элит и простые любители алкотрипов. — По периметру: вогнутые, выпуклые зеркала, аквариумы с карпами и прочими рыбами. – Все для изменения восприятия, встречи со своим глубинным высшим «я», всезнающим и космически интегрированным.- Музыка ветра. Шаманские невиданные и неясные приспособления. Горловое тувинское пение из колонок. Китайский фэн-шуй. И бесконечно-бесконечно непредсказуемая смешанная кухня.
Вспоминалось, как под эту шаманскую музыку он начинал рисовать, заходя за помеченные квадраты, странные ощущения намагничивания и прилива в задней части головы. Как затягивало, смешивалось, плыло….

Эпилог

Как, карасо?! Всё написал? – участливо склонившись над посетителем, — спросил, не без доброй иронии, хозяин.

— Спасибо, написал всю колонку (стихи и практичную бизнес-идею, стартап) да и взбодрился! – Поспешил ответить Енотов, у которого обмяк до предела язык, кружило голову, ломало и слегка потряхивало все тело. Он спешил уйти, унося впечатления и новое вдохновение с собой. Претензий не бывает, — за этим сюда и ходят, оживить восприятие, набраться идей….

— А я кому говорил, высё не закрасывай по квадратикам! Я кому говорил? Надо zе слушать, что тебе говорят! Не знаешь, как устроены переходы, вот и поналезло, кого не надо. Слусать старсых надо в следуюсий раз!

— Да, да, хорошо, буду слушать. – Заулыбался он, вспоминая, как отчаянно защищал его шаман, — Я и так нечаянно… простите меня…

— Нисиво. Приходи исё!

Гид по сюжетной линии:

настоящее повествование начинается с приема напитка и активации действия раскраски, когда под звуки шаманского пения, переходя в мистический транс герой перемещается в альтернативное параллельное измерение происходящих событий, наблюдая их из «мира духов» шаманского «глаза». Именно этот прием перехода был заложен в рисунке и талисмане. Измененная реальность постоянно защищалась пристальным контролем старого коммерческого эзотерика из лавки съестного. Последний также охранял оставленное тело от активности демонических сущностей, в частности, появлявшихся в виде полиции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.