Защити себя сам — и сядешь. Устранившись от защиты прав граждан, государство карает и тех, кто пытается воспользоваться правом на необходимую самооборону  Оригинал

  Новая Газета, 12:04, 18.10.2020

Почему не работает предусмотренный законом механизм необходимой обороны? Вскоре этот вопрос встанет перед коллегией присяжных по делу сестер Хачатурян, а пока мы еще раз расскажем о деле Бориса и Александра Савченковых (отец и сын), которые в конце прошлого года освободились условно-досрочно, а в 2011 году не могли ходатайствовать о суде присяжных: чтобы лишить их этой возможности, следствие инкриминировало им не убийство, а причинение телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего — Виталия Решеткова.В обвинении фигурировал лишь один эпизод: сражение (иначе это не назовешь) 5 июня 2009 года в селе Костино Рыбновского района Рязанской области, куда семья Савченковых приехала продавать кур, а семья Решетковых (братья Виталий и Денис) препятствовать им в этом. Дело кончилось тем, что Виталий Решетков при попытке открыть дверь машины Савченковых был убит выстрелом почти в упор из травматического пистолета «Оса». В приговоре судьи Рыбновского районного суда Евгения Гужова от 7 февраля 2012 года не было установлено, из какого из двух пистолетов Савченковых был сделан выстрел, то есть один из двоих или отец, или сын был осужден напрасно. Но с точки зрения необходимой обороны важно, что этот эпизод не был ни первым, ни единственным (и в этом определенное сходство дела Савченковых с делом сестер Хачатурян). Савченковы и Решетковы параллельно занимались подращиванием и продажей кур в городе Коломне Московской области. Само по себе дело это нехитрое, но рынок сбыта ограничен ближайшими селами, куда можно довезти кур, за него и разгорелась конкуренция. В 1998 2000 и в 2008 2009 годах Решетковы совершили 9 нападений на Савченковых, устраивая на них облавы и засады (перерыв был обусловлен приобретением Савченковыми палатки на рынке, которую затем снесли). В 2000 году в Коломенском РОВД были заведены два уголовных дела, но оба прекращены. 6 марта 2008 года Решетковы сломали Борису ногу монтировкой, его брат Юрий получил сотрясение мозга, а Александру в тот же день «неизвестные» сломали челюсть. 13 мая того же года братья Решетковы вместе с ранее судимым Буслаевым заблокировали автомобиль Савченковых, выволокли из кабины Бориса и Юрия и избили их ногами, нанеся черепно-мозговую травму и переломы ребер. Сотрудники тогда еще милиции в ответ на обращения Савченковых объяснили, что помочь не могут, а в прокуратуре им посоветовали купить травматические пистолеты «Оса» что и было сделано на законных основаниях в 2008 году. Савченковы занимались хлопотным и, как выяснилось, опасным куриным бизнесом не от хорошей жизни: машиностроительный завод в Коломне, где отец и мать проработали всю жизнь, закрылся, а Александр гордость семьи заканчивал аспирантуру в Москве и готовился защищать диссертацию по экономике. Он даже и не собирался ехать с курами в Рязанскую область 5 июня 2009 года, когда отец позвонил ему и рассказал об очередном нападении. На этот раз братья Решетковы и Буслаев настигли Бориса и Юрия Савченковых сначала в поселке Дивово, заблокировали машину, били по стеклам, Виталий угрожал убийством и размахивал ножом. Отец и брат Юрий смогли оторваться, а мать и Александр, прихвативший травматическое оружие, присоединились к ним в селе Костино, где поначалу продажа кур шла спокойно (не выбрасывать же их!). Но не тут-то было: Решетковы настигли их и здесь. В приговоре указано, что Решетковы «были настроены мирно», хотя у Людмилы и Бориса Савченковых были зафиксированы резаные ножевые повреждения. Все предшествовавшие эпизоды нападений, включая произошедший двумя часами раньше в Дивово, были проигнорированы, суд не нашел в действиях подсудимых даже превышения пределов необходимой обороны, и отец и сын Савченковы были приговорены к 12 и 11 годам лишения свободы соответственно. В колонии Александр времени зря не терял. Письмами из зоны он достал всех: правозащитников, уполномоченных по правам человека (двух за это время), депутатов и Совет по правам человека. За него вступались все, но сдвинуть эту историю с места удалось лишь после того, как Савченковы освободились по УДО и в апреле 2020 года на телеканале «Россия 24» вышел 40-минутный сюжет с их участием. В мае 2020 года старший следователь СУ УМВД по Коломенскому городскому округу Гребенников принял к расследованию старые дела о нападениях со стороны Решетковых в марте и мае 2008 года и прекратил их за истечением сроков привлечения к уголовной ответственности, но подтвердив сами факты причинения отцу и братьям Савченковым телесных повреждений различной тяжести. Выходит, чего-то добиться от государства все-таки можно, если не опускать руки и суметь привлечь на свою сторону средства массовой информации. Конечно, ключевую роль в том, что «правоохранительные органы» спустя столько лет все же проснулись, сыграло телевидение, хотя «Новая» была первой, кто рассказал эту историю задолго до первой победы. Как бы издевательски по отношению к «судам и правоохранительным органам» это ни звучало, но по закону два постановления следователя Гребенникова суть «вновь открывшиеся обстоятельства», на основании которых дело о драке в Костино в 2009 году должно быть направлено на новое рассмотрение: они не были учтены судьей Гужовым при вынесении приговора от 7 февраля 2012 года. В ожидании пересмотра дела мы также выполним одну просьбу Александра напомнить «правоохранительным органам» о еще одном их долге перед ним. В 2012 году, впервые очутившись в местах лишения свободы (до приговора он и отец под стражу не брались), Александр стал жертвой мошенничества со стороны другого осужденного Сергея Саранца. Тот обещал ему помощь мужа сестры «известного юриста» некоего Бочарова (он же Бондаренко А.В.). Поверив обещаниям добиться отмены приговора, Людмила Савченкова перевела на карточку Саранец более 300 тыс. рублей, прежде чем ее сын понял, что их «разводят». Набравшись в колонии ума, Александр добился-таки в 2016 году возбуждения уголовного дела о мошенничестве «в отношении неустановленных лиц», но расследование странным образом пошло по пути обвинения его самого в попытке подкупа прямо из колонии неких влиятельных лиц (видимо, имелись в виду мы с Генри Резником). Излишне говорить, что дело о мошенничестве «расследуется» до сих пор, притом что Саранец был уличен в случаях подобного же мошенничества в колонии неоднократно, а «юрист» Бочаров с 2013 года также находится в местах лишения свободы за преступления, связанные с наркотиками. Между тем 19 сентября уже нынешнего года в Коломне Денис Решетков, случайно увидев на улице Юрия Савченкова, снова напал на него и избил. На записях с камер видеонаблюдения, копии которых сумел получить Александр, отчетливо видно, как солидный молодой человек с портфелем (Денис) после короткой перепалки с человеком в куртке (Юрий) бьет его в челюсть, а затем возвращается, чтобы добавить ногой в спину. А кого ему бояться? Ведь «правоохранительные органы» выбирают обвиняемых и потерпевших по какой-то своей логике. И, возможно, он, Денис, ей даже владеет: проверка, произведенная органами прокуратуры после выхода передачи на телевидении, установила, что соседом Решетковых по лестничной клетке был (а возможно, и остается) целый начальник УВД Коломенского округа Александр Бавкун, устроивший в свое время Виталия Решеткова к себе на работу водителем. Не думаю, впрочем, что это единственная причина, по которой судья Гужов не применил к истории в Костино правило о необходимой обороне, ведь точно так же чаще всего поступают и другие профессиональные судьи. Это сложное решение, оно требует от судей не только высокой квалификации, но и самостоятельности, проявлять которую они просто боятся. Все-таки хорошо, что дело сестер Хачатурян будут рассматривать ответственные люди присяжные.